Муравьи-рабовладельцы


Муравьи-амазонки — наиболее известный пример муравьев-рабовладельцев. Живут они в тропиках. Их челюсти не похожи на зазубренные лопаточки, как у других муравьев, а напоминают клинки. И это — оружие амазонок, а не строительный инструмент. Но из-за таких челюстей амазонки не могут воспитывать своих личинок, не могут добывать провиант, и есть-то они самостоятельно не могут. Как быть?


Выход найден: амазонки заставляют других муравьев работать на себя. Сначала разведчики амазонок отыскивают гнездо бурых лесных муравьев и сообщают о его местонахождении своей семье. После этого рабовладельцы, построившись строем— колонной длиной до двух метров, шириной около 30 сантиметров, отправляются в поход за куколками рабов. Амазонки, как опытные солдаты, быстро ломают сопротивление стражи противника и кидаются внутрь «вражеского» муравейника, откуда скоро появляются, вынося беленькие коконы. Захватчики тащут их в свой муравейник.


Появившиеся из украденных коконов и выращенные заботливыми няньками (рабами, захваченными в предыдущих набегах) молодые рабочие муравьев-рабов всю жизнь считают муравейник муравьев-амазонок своим родным домом и старательно выполняют в семье всю необходимую работу.


Есть рабовладельцы и у нас, в степной и лесостепной полосах России, где водятся кровавые муравьи. Они «обращают в рабство» муравьев других видов, обычно бурого лесного муравья. Кровавые муравьи не хотят основывать гнездо «с нуля». Поэтому самки проникают в жилища бурого муравья, убивают там самок-хозяек и завладевают чужим муравьиным городом. Рабочие бурого муравья не обнаруживают разбоя, принимают захватчицу за свою самочку и выращивают ее потомство.


В таком муравейнике живут муравьи двух видов — рабочие бурого и кровавого муравьев. Они обучаются друг от друга: мирные и незлобивые бурые муравьи, служа рабочими в гнезде кровавого рабовладельца, начинают участвовать в набегах «хозяев»-рабовладельцев на муравейники своего вида и помогают тем захватывать куколки своих собратьев в «рабство»: социальные отношения становятся сильнее родственных.


Бурого лесного муравья обращают в раба не только кровавые муравьи, но и рыжие лесные. Они могут основывать колонии сами, а могут внедряться в гнезда бурого муравья, как это делают кровавые рабовладельцы, у которых социальный паразитизм обязательный.


Таким образом, между видами муравьев существуют отношения доминантности: одни покоряются всем, другие — только самым агрессивным, вроде кровавого муравья.
Ряд этот завершается муравьями-паразитами. Действительно, если рабовладельцы, заставляя других муравьев работать на себя, утеряли на этом паразитизме касту собственных рабочих, то можно вообще обойтись без бесплодных особей — и рабочих, и солдат; и не только своих, но и чужих. Многие виды муравьев представлены только половыми особями — самцами и самками. Молодые самки пробираются в муравейники других видов, их там принимают и кормят, заботятся об откладываемых ими яйцах. Появляющиеся из яиц самцы и самки вылетают, спариваются — и оплодотворенные самки отправляются искать муравейники вида-хозяина, чтобы отложить там свои яйца. Рабочих у этих муравьев вообще не бывает.