Птицы

Основной способ передвижения современных птиц — полет. Но летать они научились не сразу.


Первая птица появилась на Земле около ста миллионов лет назад. В 1877 году в Германии, раскапывая пласты сланцев, нашли хорошо сохранившийся отпечаток птицы на камне. Ее назвали археоптерикс, что значит первоптица. Странная это была птица! Ростом с ворону. Вместо клюва — зубастая пасть. Хвост из двадцати позвонков, и на каждом пара перьев. На крыльях три пальца с когтями.


Летала первоптица, по-видимому, неважно: слишком уж слабы у нее были крылья и тяжелы кости. Скорее всего она могла только перепархивать с дерева на дерево. Зато лазил археоптерикс неплохо; когтями на крыльях он мог цепляться за кору и ветви деревьев. К меловому периоду появилось уже много различных птиц. Одни из них стали неплохими летунами, другие совсем разучились летать, но зато хорошо плавали или бегали. Впрочем, таких совсем мало. Все строение птиц приспособлено к движению в воздухе. Скелет у них прочный и вместе с тем легкий; тело облегчено множеством воздушных полостей. Передние конечности превратились в крылья, удерживающие их в воздухе. В движение крылья приводятся сильными мускулами, прикрепленными к килеобразной грудной клетке. Органы дыхания, кожный и перовой покров, зрение и другие органы птиц тоже приспособлены к полету.


Птицы летают двумя различными способами. Если они непрерывно машут крыльями, то такой полет называют машущим. Если же они планируют, используя перемещение слоев воздуха, то говорят, что птицы парят. Воздух редко бывает абсолютно неподвижен, и обычно его слои перемещаются в самых различных направлениях. В зависимости от направления и скорости воздушных потоков птица, не махая крыльями, может подняться очень высоко, может парить на месте или стремительно опускаться.


Любая птица может и парить, и летать, махая крыльями. Но одни птицы чаще пользуются машущим полетом, другие же, главным образом крупные птицы — орлы, грифы, аисты, альбатросы, — преимущественно парят.


«Сухопутные» парители — орлы, грифы — чаще пользуются восходящими потоками, и у них широкие, «разрезанные» на концах крылья. «Морские» парители — альбатросы, буревестники — летают над самой поверхностью моря, а здесь скорости воздушных потоков все время меняются и для парения нужны узкие длинные крылья.

Гриф


Попав в непривычные условия, «парители» иногда терпят аварии. Случалось, что среднеазиатских грифов обнаруживали на Печоре. Там им совсем нечего делать, и залететь туда по своей воле они не могли. Очевидно, грифы попадали в поток воздуха, движущийся с большой скоростью на север, и, не сумев с ним справиться, в конце концов оказывались в лесах Северного Урала. Довольно часто грифов, особенно молодых, вылавливали из моря: таких «утопленников» немало в зоопарках Западной Европы. В воду они попадали потому, что не привыкли к характеру воздушных потоков над морем.


С другой стороны, «морские парители» часами летают над поверхностью моря, но, оказавшись случайно над материком, не могут бороться с восходящими токами воздуха и часто гибнут.


Интересно, что птицы «понимают», где им легче и безопаснее лететь. Орлы, аисты при дальних перелетах делают большой крюк, чтобы как можно меньше лететь над морем и больше над сушей. Наоборот, альбатросы облетают стороной сушу, и, как бы ни удлинялся их путь, предпочитают лететь над морем.


Куриные птицы — глухарь, тетерев, куропатка — взлетают машущим полетом, а вылетев на открытое место, планируют, постепенно снижаясь, потом опять набирают высоту, часто махая крыльями.


Гуси, утки летят, почти беспрерывно махая крыльями, и лишь идя на посадку, планируют.
Своеобразно летают дятлы. Они после рада сильных взмахов крыльями плотно прижимают их к туловищу и летят по инерции, используя разгон. Так же летают некоторые мелкие лесные птички.


Полет колибри, когда она «повисает» в воздухе над цветком, добывая нектар или притаившихся внутри цветка насекомых, называют вибрационным. И в самом деле, в это время птичка так часто машет крыльями, что их нельзя рассмотреть, точно так же, как пропеллер у летящего самолета. Очень часто машут крыльями, «застыв» в воздухе и высматривая притаившуюся в траве добычу, пустельга и кобчик.

Колибри

Для того чтобы колибри могла зависнуть в воздухе у цветка и отведать его нектара, необходимо, чтобы размах крыльев составлял примерно 150 градусов, а частота взмахов достигала 50—80 ударов в секунду. Сесть на венчик колибри зачастую просто не может, так как вес птички все же несколько больше, чем у насекомых.


Скорость полета птиц, по сравнению со скоростью современных самолетов, не так уж велика. Мелкие певчие птички пролетают в среднем 30—52 километра в час, куропатки, ласточки около 40, гуси — 70—80, утки — 80—95, наши стрижи — 100 — 110, а иглохвостый стриж — до 170 километров в час.


На скорость полета птиц сильно влияет ветер. При попутном птицы летят быстрее, а при встречном медленнее. Например, почтовые голуби в тихую погоду летят со скоростью 60—70 километров в час, при попутном ветре делают до 120, а при сильном встречном не более 20 километров в час. Плохие летуны, прежде чем пуститься в путь через большие водные пространства, ждут попутного ветра. Во время осеннего перелета на северном побережье Черного моря при южном ветре скапливается множество перепелов, которые буквально ждут у моря погоды.


Каких же птиц мы должны считать лучшими летунами? Стрижей? Действительно, они летают очень быстро. Зато они не могут круто поворачивать и ловить насекомых, летающих в стороне, а при полете в лесу тотчас разбились бы о дерево. Ласточки летают в два раза медленней, но полет у них куда маневренней, и от них не скроется ни одно насекомое, очутившееся в поле зрения, но и ласточки не могут ловить насекомых в чаще леса. Рябчик летает совсем медленно, но может лавировать в самом частом сплетении ветвей. Для него скорость ни к чему, а важна поворотливость. А для птицы саджи, обитающей в пустыне, важна именно скорость, ведь ей приходится ежедневно пролетать десятки, а то и сотни километров, чтобы добраться до источника и напиться. Для грифа важно долго находиться в воздухе без лишней затраты сил, ведь павшее животное не высмотришь за одну минуту. А утке, перелетающей с укромной дневки на место кормежки, нет нужды долго летать — ей можно помахать крыльями.


Как мы упоминали, птицы не только летают, но умеют бегать, плавать и нырять.
Хороших бегунов среди птиц можно перечислить по пальцам. Прекрасно бегают страусы. Их не так-то просто догнать даже верхом на лошади. Из отечественных птиц лучше всего бегают жители степей — дрофы, стрепеты. Быстро бегут спасающиеся от преследования легавой собаки глухарь, тетерев, белая куропатка. Неплохой ходок коростель.

Страус

При опасности страус спасается бегствам. Это самая быстрая из бегающих птиц, способная развить на короткой дистанции скорость до 70 км/ч; в течение примерно получаса, страус может удерживать скорость до 50 км/ч, делая шаги-прыжки до 4—5 метров и растопыривая крылья-стабилизаторы для равновесия, что особенно важно на поворотах.


Большинство птиц ходят и бегают медленно. Посмотрите, как степенно вышагивают по пашне грачи или галка по деревенской улице. Даже при опасности они могут лишь незначительно ускорить шаг и, спасаясь, обычно сразу же поднимаются на крыло. Гуси, утки тоже неважные ходоки — своей переваливающейся походкой им не обогнать даже коротконогого ежа. Мелкие птицы — воробьи, чижи. соловьи — передвигаются по земле короткими прыжками. Это тоже далеко не быстрый способ передвижения. Совсем медленно, еле-еле сохраняя равновесие, шествуют пингвины.


Ни одна птица, попав в воду, сразу же не тонет: между перьями у нее находится много воздуха, и удельный вес сухой птицы значительно меньше единицы. Но как только перо намокнет, птица начинает быстро погружаться. Поэтому у водоплавающих птиц перья не смачиваются водой, а от охлаждения их спасает густой слой пуха и подкожный слой жира. У хороших пловцов, кроме того. вальковатое, уплощенное тело, помогающее легче преодолевать сопротивление воды.


Плавают птицы, пользуясь лапами, как веслами. Хороших пловцов среди птиц много: гагары, бакланы, утки, чайки. Но лучшие среди них — пингвины.

Пингвин

Почти все плавающие птицы умеют и нырять. Лучшие подводные пловцы — гагары, бакланы, нырковые утки — могут оставаться под водой 2—3 минуты, а пингвины еще больше. Ныряя, птицы погружаются на значительные глубины: турпан, гага — до 6 метров; гагары, бакланы — до 9—10 метров, пингвины — более чем на 12 метров.

Кости пингвинов, как и многих других пернатых ныряльщиков, содержат меньше воздушных полостей по сравнению с костями летающих птиц. За счет этого удельный вес тепа птицы увеличивается и ей легче нырять, так как меньше сил расходуется на преодоление выталкивающей сипы воды.


Большинство ныряльщиков движутся под водой с помощью лап, работая ими попеременно. Чистики гребут лапами и крыльями, а пингвины только крыльями. Чомга под водой проплывает за секунду около метра, гагара около двух, а пингвин более десяти метров. Разогнавшись под водой, пингвины могут высоко прыгать; наблюдали, как они выскакивают на льдины, поднимающиеся над водой на высоту более двух метров.
Олуша, скопа и зимородок ныряют с разлета, используя скорость и силу тяжести. Плавать под водой они не могут и схватив добычу, тотчас взлетают. А вот наземная птица оляпка может бегать под водой. Ее любимая пища — водные насекомые, за ними она охотится, бегая по дну ручья и распустив крылья, чтобы вода не выталкивала ее на поверхность.