Слух

Рыбы

О том, что рыбы слышат, знали давно. При ударе грома, выстреле, резком свистке парохода рыбешки выпрыгивают из воды и веером рассеиваются во все стороны. Стук по днищу или борту лодки, плеск весел тоже пугают рыбу, и она сразу же отходит в сторону. Особенно пугается шума амурская рыба толстолобик Чуть ударишь веслом по воде — и находящиеся вблизи рыбы, как по команде, выпрыгивают из воды. Но бывает и наоборот: шум или звук не пугают, а привлекают рыбу. Рыболовы умело используют и «любознательность», и пугливость рыб. Опытные удильщики успешно ловят сомов «квочением» — то есть приманивают рыбу, ударяя по воде особой колотушкой, «квоком».


Не безучастны к звукам и акулы некоторых видов. Рыбаки Индонезии и Сенегала ухитряются приманивать их с помощью трещоток, изготовленных из скорлупы кокосовых орехов.


Почему удары калотушки привлекают сомов, пока не установлено. Одни полагают, что сом принимает эти звуки за кваканье лягушки, другие считают, что удары «квока» похожи на призывные звуки сомих, а третьи думают, что бульканье «квока» напоминает саму всплеск рыбы, которой он всегда готов поживиться. Какое объяснение наибалее правильно, сказать трудно, но, так или иначе, сома привлекают удары колотушки.

Но чаще рыбаки используют звук или шум для того, чтобы пугать рыбу. Поставят, например, ряжевые сети и ударами шестов по воде загоняют в них рыбу. При ловле неводом часто пользуются звонком: опустят его в воду между крыльями снасти — и рыба, захваченная неводом, испугавшись непонятных звуков, забивается глубоко в мотню.

На звуки, возникающие в воздухе, рыбы реагируют много слабее, чем на звуки, источник которых располагается непосредственно в воде. Это легко проверить. Как только заметите стайку резвящихся уклеек или плавающих у поверхности воды голавлей, попробуйте громко крикнуть. Рыбы не обратят на крик никакого внимания и будут плавать как ни в чем не бывало. Почему это происходит? Да потому, что звуковые волны плохо проникают в воду и почти полностью отражаются от ее поверхности. А теперь спуститесь к реке и попробуйте прямо над водой стукнуть камнем о камень. Рыбы немедленно юркнут в глубину.


Но как же все-таки слышат рыбы, ведь у них нет наружного уха? Благодаря многочисленным опытам, поставленным в аквариуме, и внимательным наблюдениям за рыбами в природной обстановке удалось установить, что звуки с частотой колебания от 16 до 13 ООО в секунду они улавливают нижней частью слухового лабиринта, а механические и инфразвуковые колебания с частотами от 5 до 16 в секунду — боковой линией. Это канал, тянущийся вдоль всего туловища от головы до хвоста. В канале расположены чувствительные сосочки, соединенные с внешней средой малюсенькими отверстиями, находящимися в чешуйках, и нервами — с головным мозгом. Иногда боковая линия бывает прерывистой, а иногда, как, например, у сельдей, располагается на голове. Ультразвуки, по-видимому, ни одна рыба не воспринимает.


Слуховой лабиринт у рыб расположен в углублении черепной коробки и соединен со слуховым нервом. В этом же лабиринте имеются и особые слуховые камешки — отолиты.


Очень важно было выяснить, как далеко слышат рыбы. Оказалось, что угорь слышит в воде примерно так же, как человек ввоздухе. Но рыба, вынутая из воды, глуха, ее органы не воспринимают колебания частиц воздуха.


При помощи боковой линии, или, как иногда говорят, «шестого органа чувств», рыбы улавливают даже самые незначительные водные колебания. Она помогает им определять силу и направление течения, чувствовать отраженные от подводных предметов токи воды, движение соседа в стае, волнение на поверхности воды. Пользуясь «шестым чувством», рыбы могут плавать ночью в мутной воде, не наталкиваясь на камни, коряги и друг на друга. Боковая линия позволяет улавливать и те колебания, которые передаются в воду извне — в результате сотрясения почвы, ударов по воде, взрывной волны. Поэтому опытные рыболовы остерегаются стучать в лодке, едва слышно ходят по берегу, но не опасаются громко разговаривать.


Исключительно большую роль играет «шестое чувство» у хищных рыб во время охоты. Так, например, слепая щука не теряет ориентации в воде и безошибочно схватывает движущуюся рыбку. А у слепой щуки с разрушенной боковой линией способность ориентироваться пропадает, она натыкается на стенки бассейна и, даже очень голодная, не обращает никакого внимания на плавающую вблизи рыбку.


Мирным рыбам боковая линия тоже не лишняя — она помогает вовремя обнаруживать врагов. С ее помощью они отличают колебания, которые создают хищные рыбы, от колебаний, создаваемых собратьями. Рыбы отлично «понимают», что движение помогает хищнику их обнаружить, и поэтому ночами мелкие рыбки «стоят» спокойно.

Мореплаватели не отказались бы иметь прибор, подобный боковой линии рыб. Если соединить такой прибор с автоматическим управлением корабля, то можно было бы плавать среди рифов и мечей без лоцмана и рулевого, не опасаясь посадить кораблъ на мель или получить пробоину.


Предполагают, что некоторые рыбы — акула, белуга, морской конек — пользуются эхолокацией. Пока это еще не доказано, но радары — приборы, использующие не звуковые, а электромагнитные волны. — у некоторых рыб имеются.

Клюворыл


В мутных водах Нила обитает рыба клюворыл, или водяной слон. Назвали ее так за длинное, вытянутое в виде хобота рыло. Это крупная рыба, достигающая двух метров длины. Арабы издавна относились к длиннорылу с суеверным страхом, считая, что он может видеть хвостом. Только в 1953 году в Восточно-Африканском институте было установлено, что у водяного слона около хвоста расположен своеобразный «генератор переменного тока». В «батареях» этого «генератора» напряжение около шести вольт. Разряжаясь, «батареи» создают вокруг рыбы электромагнитное поле. Если в это поле попадает какой-либо предмет, оно искажается и особый приемник на спине рыбы регистрирует искажение. «Электромагнитные уши» позволяют длиннорылу обнаруживать падающую позади хвоста песчинку или висящую на крючке приманку. Радар очень чувствителен, и не случайно водяной слон почта никогда не попадает в рыболовные сети.